Что такое буллинг школе и как с ним бороться

02.12.2022 Материнство  Нет комментариев

Что такое буллинг школе и как с ним бороться

Когда-то я и сам был жертвой буллинга. Правда, тогда такого слова не знали, но травля в школах все же случалась.

Впервые я столкнулся с буллингом еще в 80-х годах. Причем в моем случае активное участие принимали учителя. В итоге после восьмого класса мне пришлось уйти из школы. Затем я окончил техникум, институт и вернулся в эту же школу учителем. Главное, что я понял: защитить своего или чужого ребенка от буллинга можно и нужно.

Тема детского насилия сложная и решается только в комплексе: с помощью учителей, психологов, родителей, самих детей, а иногда — правоохранительных органов. Расскажу, как буллинг трактуется с точки зрения закона и что с этим делать.

Буллинг происходит от английского bullying — запугивание. Это бытовой термин — он не закреплен ни в законах, ни в школьных документах, но им пользуются и родители, и педагоги, и психологи.

Так называют форму взаимодействия, когда одни дети создают нетерпимую обстановку для других детей. Например, когда хулиган в классе, пользуясь физическим превосходством, «быкует» и регулярно донимает более слабых сверстников.

Ситуацию можно расценивать как буллинг, только когда она происходит на системной основе и достаточно длительное время. Так, если два ребенка подрались, а потом помирились, это не считается буллингом. Но если избиения или психологическое давление повторяются — тогда да.

Кто может стать жертвой, а кто — инициатором
И жертвой, и инициатором может стать любой ребенок. Рациональных и логически понятных причин может вообще не быть — формальным поводом для преследования, например, могут стать кудрявые волосы, слишком большой или маленький рост, национальность. А также абстрактные признаки — фамилия, профессия родителей или даже случайно данное обидное прозвище.

Многим кажется, что проблема исчезает с окончанием детского сада или школы, но далеко не всегда это так. Преследования могут не исчезнуть полностью — только меняются их названия и специфические черты. В армии это называют дедовщиной, в среде коллег — моббингом, в семье — абьюзом. Причем совершенно необязательно жертва буллинга станет жертвой абьюза, когда вырастет, — бывает наоборот.

Роли могут меняться даже в процессе взросления. Например, в младшей школе ребенок был жертвой, но потом сменился коллектив, и ребенок начинает самоутверждаться по уже знакомой схеме — только в роли инициатора насилия.

Буллинг, в отличие от обычного конфликта, — всегда коллективное явление, и в нем нет корыстных мотивов. Объясню на примере.

Если старшеклассник отбирает карманные деньги у более слабых учеников после уроков, то это не буллинг. Ведь мотив здесь — обогащение, и свидетели в этом деле ни к чему. С точки зрения закона речь идет о грабеже — открытом хищении имущества.

В то же время у буллинга нет цели обогащения за счет жертвы, хотя иногда доходит и до этого. Основной же мотив — самоутверждение, и без зрителей это не работает — нет смысла доказывать свое превосходство, когда никто не видит. Поэтому в буллинг вовлечены будут все: не обязательно нападать всем классом, но кто-то из зрителей будет подбадривать задиру, другие молча наблюдать.

Помню, что буллинг начался примерно класса с третьего среди мальчишек, когда появилось четкое разделение на отличников и троечников. Класс у нас был сильный, 22 мальчика, из них всего трое учились не очень, им и доставалось. Удивительно, что ботаники были самыми большими задирами: начинали ссоры, как правило, насмехаясь над неудачами во время уроков. Периодически дрались после школы и на переменах.

Один эпизод прямо врезался в память. Нас с другими девочками было всего шестеро, мы не вмешивались и держались подальше, но это было уже слишком. С одного мальчика стянули до обуви штаны вместе с трусами, подхватили за руки и ноги и потащили через весь класс, чтобы мы видели. Кто-то улыбался, но большинству было совсем не смешно.

Взрослых не было, мальчик тот не жаловался никому. Жаловаться 20 лет назад в принципе было не принято, это был стыд и позор, который кончался еще большим буллингом и переводом в другой класс или даже школу. Такое я тоже наблюдала.

С каждым классом буллинг сходил на нет, и после девятого класса я не помню, чтобы кого-то травили. Все были настолько заняты, что делились на друзей и равнодушных, агрессивных не осталось.

Мальчик тот вырос и стал тяжелоатлетом, у него красивая девушка, может, уже и жена. Трудно поверить, что когда-то он был самым затравленным в классе. Ботаники тоже стали успешными людьми, кто в Бауманку поступил, кто на нефтегазовые отрасли. Интересно, помнят ли они о том, что творили и стыдно ли им…

Как участвуют в буллинге взрослые
Родители, родственники и даже школьные учителя — зачастую объекты подражания для инициаторов буллинга.

Например, у детей нет понятия субординации и структуры подчинения. И если учитель несколько раз отчитал при всех неопрятного ученика, другие дети могут воспринять это как руководство к действию. При этом внутренних ограничителей у детей нет, и «воспитательный» процесс часто перетекает в издевательство.

Другой пример: ребенок в семье наблюдает, как родители оскорбляют друг друга, и переносит эту модель поведения в свой класс. Тут тоже нет ограничителей — если можно делать это дома, значит, можно и в школе. А дальше такое поведение распространяется как вирус: одноклассники копируют его.

Родственники могут и непосредственно участвовать в детских конфликтах. Так, в июле 2022 года в Красноярском крае 36-летний мужчина избил подростков, которые обидели его сына. В результате один из пострадавших попал в больницу. Мужчине теперь грозит уголовное дело.

Бывают ситуации, когда участники буллинга — педагоги. Причем иногда умышленно. Например, если у родителей ребенка сложные отношения с учителем, тот может не замечать нападки на этого ученика или напрямую их провоцировать: достаточно периодически отчитывать ребенка перед всем классом. Если делать это систематически, класс рано или поздно начнет копировать учителя.

Иногда к буллингу приводит так называемый принцип коллективной ответственности — когда за проступки одного наказывают весь коллектив. Понятно, что в таком случае все озлобляются на нарушителя. Педагоги при этом могут считать, что дети сами между собой разберутся. Так оно и бывает, только формы «разбирательств» могут быть довольно жестокими.

Буллинг не обязательно возникнет в любом коллективе, но он может появиться там, где есть подходящие условия. Чаще всего они заключаются в политике и действиях взрослых: равнодушие к происходящему между детьми, поддержание токсичных отношений — любимчики, изгои и тому подобное. А также отсутствие включенности в происходящее и игнорирование конфликтов.

Жертвой буллинга может стать любой ребенок, для этого не нужно обладать чем-то выдающимся. Авторами буллинга чаще становятся дети неуслышанные, находящиеся где-то под таким же давлением, возможно, желающие проявить власть и привлечь внимание.

Если ваш ребенок оказался зачинщиком травли, главное — не оставлять без внимания подобные действия. Чуткие отношения, разрешение ребенку проявлять чувства, наличие разумной свободы выбора и возможности управлять своей жизнью — обычные постулаты адекватного родительского подхода будут полезны и здесь.

Если говорить о работе психолога, то она будет эффективна в целом с тем коллективом, где происходит буллинг. Но может быть эффективна и с отдельными участниками. При этом так же важна включенность педагогов и родителей в эту работу. Благодаря этому участники буллинга могут выйти из своих ролей и продолжить успешно находиться в том же коллективе.

Как выглядит буллинг

Технически буллинг в детском саду или начальной школе почти всегда, за редкими исключениями, начинается с формального нарушения.

Оно может быть реальным — например, когда ученик опаздывает на урок. А может быть вымышленным — ребенок выделяется одеждой, походкой, цветом волос. На этой почве зарождается буллинг.

Буллинг — проблема для миллионов российских школьников. Вот как с ним борется Тинькофф
В такой ситуации инициаторы буллинга искренне считают, что с помощью вымышленного предлога наводят порядок и устанавливают дисциплину. А жертва при этом воспринимает, что ее наказывают за что-то реальное.

Именно поэтому жертвы редко обращаются за помощью к взрослым. Логика тут такая: вчера за проступок отругал учитель, сегодня — одноклассники. Зачем идти к родителям и рассказывать про конфликты, ведь они почти наверняка тоже отчитают за это.

Скрывать издевательства одноклассников — это один из способов самозащиты ребенка. Он неэффективен, но ребенок обычно этого не знает. И когда издевательства станут систематическими, ребенок по привычке выберет именно этот способ защиты.

Почему с буллингом сложно бороться
Инициаторы и участники буллинга — такие же несовершеннолетние, как и жертва. По закону к административной ответственности нельзя привлечь человека до 16 лет.

К уголовной ответственности также можно привлекать только с 16 лет, за исключением некоторых статей — например, за убийство, похищение человека, умышленное причинение здоровью тяжкого вреда или средней тяжести. За эти преступления уголовная ответственность — с 14 лет.

Также за нарушение устава и внутреннего распорядка образовательного учреждения к ученику могут применяться меры дисциплинарного взыскания — замечание, выговор и отчисление.

Для многих хулиганов такие меры — пустые слова. На кого-то подействуют, на кого-то нет. Кроме того, к дошкольникам, ученикам начальных классов и детям с ограничениями по здоровью — например, с задержкой психического развития — даже дисциплинарные наказания применять нельзя.

Поэтому толчки, плевки, легкие побои и прочие нарушения, за которые взрослого можно привлечь к ответственности, детям почти ничем не грозят. Тут даже заявление в полицию не поможет: если возраст виновного не позволяет наказать его — разбирательство прекратят.

Столкнулся с человеком, и теперь он обвиняет меня в побоях. Что за это грозит?

С возмещением причиненного ущерба — например, за разбитый телефон, порванный учебник, одежду, а также с компенсацией за моральный ущерб тоже все непросто. Вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет, возмещают родители, усыновители или опекуны. Но если малолетний причинил вред во время, когда он находился под надзором образовательной организации, то за это отвечает школа.

Например, если учитель знал, что ребенок подвергался травле, но ничего не сделал, чтобы это прекратить, скрыл это от родителей или администрации — отвечать школе. Правда, доказать вину учителя будет сложно: в случае буллинга школьная администрация часто не признает проблему и старается спустить ситуацию на тормозах. Родителям объясняют, что ничего страшного — дети просто ссорятся и мирятся. А если они и дерутся, то за воротами школы.

Нести ответственность за ваших детей школа не хочет, поэтому учителя будут делать все, чтобы доказать свою невиновность. О том, как лучше поступить в таком случае, — расскажу ниже.

Удобный стул и никакого буллинга: 11 причин, почему дистанционное обучение лучше для всех
А еще есть куча элементов буллинга, за которые в принципе не может быть ответственности. К ним, например, относятся:

насмешки. Нельзя наказать за то, что над ребенком подшучивают или в ироничной форме его поддевают;
бойкот, или ограничение общения. Когда группа детей перестала общаться с кем-то из сверстников, их нельзя за это наказать, ведь общение — дело добровольное;
жалобы учителю на другого ученика и «стукачество» — как по надуманным предлогам, так и реальным. Иногда учителя даже поощряют это.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>