Катя-Катерина

21.04.2020 Другое  Нет комментариев

Катя-Катерина

Катя — юное, но уже признанное дарование — сидела в кресле с маленькой чашечкой кофе в руках. Она явно скучала на званном вечере местной литературной богемы.

Маститый писатель К. подсел поближе к Кате:
— Дорогая девочка, — начал он, поглядывая на неё сквозь дымчатые стёкла очков в роговой оправе, — по-моему, вы слишком обожествляете мужчин. Конечно, это очень мило с вашей стороны, но не заблуждаетесь ли вы? Уверяю вас, они того не стоят. Ну кто, — он обвёл взглядом присутствующих, — достоин похвал вашего пера? Взять хотя бы Д. Известный поэт, но туп до неимоверности, а чего стоят его метафоры? Эти плавающие пробки в грязной луже пустословия! Или же, — голос его наполнился сарказмом, — наш уважаемый Р. Его драмы ставят на столичной сцене! Подумать только! И при этом он истеричен и визглив, как последняя уличная торговка солёными огурцами.

Катя повела плечами и сосредоточила всё своё внимание на чашке. Тем временем уважаемый писатель продолжал источать яд:
— А что вы скажете об Л.? О! Его сонеты полны бездарного подражания Петрарке, да-да, милая девочка, он воспевает верность несуществующей даме, что, однако, не мешает ему волочиться за каждой юбкой.

— Это его дело, — обронила Катя.

— Как вы великодушны, — воскликнул писатель, — тогда обратите внимание на уважаемого Г.! В свой юбилей он так надрался, что спутал свои «великие» произведения с драмами Шекспира! Но и этого мало! Он побил зеркала и стал швыряться устрицами в официанта!

— Да-да, — обронила Катя, кажется, не слыша его. — Возможно, всё это и так, — сказала она грустно, думая о своём, — но ведь я пишу не о наших знаменитостях. И я уверена, что большинство мужчин благородные и честные люди.

К. посмотрел на неё поверх очков и покачал в раздражении головой. Он поднял вверх указательный палец. И, кажется, собрался продолжить свою обличительную речь, но тут подошёл Игорь С. – мужчина средних лет с весёлыми серыми глазами. Кате нравились его лёгкие остроумные рассказы. Она не любила чёрного юмора. Вероятно, Игорь слышал обрывок их разговора.

— А, в самом деле, Катя! Вы так снисходительны к слабостям мужчин и так высоко ставите их достоинства. С чего бы это, если не секрет? – он улыбнулся, — Или же всё-таки секрет?

— Секрет, — улыбнулась в ответ мягко и печально Катерина.

Она не стала дожидаться конца мероприятия и ускользнула пораньше. Катя шла по тихим улицам сквозь медленно сгущающиеся сумерки. Она думала об Эдуарде, своём муже.

Они встретились впервые, когда Катя была в бедственном положении, перед бездной нищеты и на грани порока… Её отчаянье было столь велико, что воспоминания о том времени и теперь, спустя много лет, причиняли ей нестерпимую боль.

Именно Эдуард спас её от падения и душевных терзаний. Он дал ей всё – любовь, деньги, свободу творить. Он пробудил в ней талант, он вселил в неё веру в собственные силы. И она своими книгами действительно слагала гимн мужскому благородству. Катя была уверена, что только мужчина способен любить так преданно, так чисто. А женщина всегда, в той или иной мере корыстна…

И всё в их жизни с Эдуардом было прекрасно! Но одно мгновение нарушило эту гармонию, вернее, один взгляд. И безоблачная жизнь закончилась. Катя встретила Каспара. Встретила случайно, глупо! Забежав по пустяку к своей давней подруге. И один взгляд решил всё и для неё и для него.

Каспар решил для себя всё именно в тот вечер. Через месяц он сделал Кате предложение. Но Катя разрывалась пополам! Чувства изматывали её, лишали сна. Её всем сердцем тянуло к Каспару, но нет, она не могла предать Эдуарда. Это было свыше её сил. Эдуард! Он ни о чём не догадывался, был спокоен и ровен. Как он любил её! Как заботился о ней, всё тепло души своей и все средства он тратил на Катю.

И она старалась сдержать вспышки раздражения, нервность, внезапные слёзы; но срывалась всё чаще и чаще. Катя объясняла это мужу усталостью – слишком много работает по ночам, от кофе у неё сердцебиение, но бросить сейчас новый роман на подъёме творческих сил она, конечно, не может.

Эдуард соглашался, целуя её руки, но просил не утомлять себя до такой степени. Глаза его светились нежностью и таким глубинным несказанно-синим светом, как не может светиться ни одна небесная звезда, а только глаза любящего мужчины.

…………………………………………………………

Каспар становился всё настойчивее. Его мучил страх потерять ещё не приобретённое…

…………………………………………………………

Катя позвонила в дверь квартиры. Эдуард должен был уже быть дома, но дверь никто не открывал.

— Странно, — подумала Катя, — куда он мог уйти так поздно, не предупредив меня?

Она долго рылась в сумочке, перебирая туго набитое содержимое. Наконец, её терпение кончилось, она вытряхнула всё и нашла на самом дне связку ключей. Открыла дверь. Никого не было, но повсюду горел свет. Катя позвала девушку, ведущую их хозяйство, но никто не ответил.

Катерина удивилась, но всё-таки сначала приняла ванну и только потом пошла в спальню. Эдуард лежал на спине поверх покрывала, как-то странно раскинув руки. Катя наклонилась над ним, чтобы разбудить, и в ужасе отпрянула назад – на белой рубашке вниз от сердца стекала, застывая, тоненькая струйка крови. Длинный узкий нож ювелирной работы торчал из груди.

— О, господи, — прошептала Катерина. Её беспомощно взметнувшийся взгляд упал на листок бумаги. Она взяла его дрожащими руками и стала читать:

«Катя, любимая, — писал Эдуард, — я всё знаю давно. Мне нелегко было решиться, но теперь ты богата и свободна. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Как ни тяжело мне это признавать, но я убедился, что ты любишь достойного человека, а он любит тебя. Я дал бы тебе развод, но понял, что ты никогда не согласишься уйти от меня, считая себя обязанной. Но моя беда не столько в этом, сколько в том, что жизнь без тебя не имеет смысла, а жить с тобой и видеть, как душа твоя постоянно рвётся к другому, свыше моих сил. Я понял, что ты не можешь его забыть, хоть и очень стараешься. Я люблю тебя, Катя, и я надеюсь, что существует тот другой мир и что Бог простит меня за своевольный уход. Но я и там буду любить только тебя. Прощай, Катя. Твой Эдуард».

— Нет!!! – закричала Катерина. Этого она не могла представить и в самом страшном сне. Нет! Это так не похоже на него, её сильного и уравновешенного мужа. Она отказывалась верить случившемуся.

— Нет! Нет! – закричала она срывающимся голосом, и сознание покинуло её. Она упала на ковёр возле постели.

…Никто не знает, когда она пришла в себя и куда исчезла потом. С тех пор Каспар как неприкаянный рыщет по свету в поисках утраченного призрака своей любви… Катя! Катя! Катя! Как страницы, мелькают перед ним вокзалы и аэропорты, вьются бесконечные свитки дорог.

Господи! Неужели он никогда не отыщет её след? Сладко веют духами и нежностью страницы Катиных романов, что дарила она ему, с нескрываемым любопытством выспрашивая его мнение о прочитанном. Как это льстило тогда Каспару. И вот теперь…

Успокоилась ли душа Эдуарда или страдает ещё больше, не в состоянии поправить что-либо… Успокоится ли когда-нибудь безумное сердце Каспара?.. Успокоится ли?! Что же ты молчишь, Катерина?..

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>